Практикуя движение, человек может ощутить, что внутри него протекает особый алхимический процесс, который невозможно схватить рациональной мыслью или встретить в повседневной жизни — Гюрджиев

Тень на стене


31-08-2018

«По образу и подобию» человеческое «Я» совершает акт творчества: через мышление творит образ мира — субъективную реальность.

Под субъективной реальностью понимается индивидуальный целостный и структурированный контекст бытия субъекта. В этот интегральный контекст в качестве элементов включается все множество контекстов жизни и деятельности, в том числе Я-концепция, концепция мира (Не Я), система отношений (с собой и миром). (А.Вовк)

Своё тело мы также мыслим — в сознании формируется «схема тела». Сюда включены и представления о  строении тела, о координационных возможностях, и о приобретенных навыках. Понятно, что схема  не тождественна реальному телу: карта — не местность. Насколько «схема тела» отличается от реальности, настолько в «пользовании им» — в действиях — возникают ошибки.

Большинство практикующих двигательные практики — возьмём хоть танцы, хоть боевые искусства — воспринимают движение (речь идет, понятно, о телесном движении) как нечто монолитное и неразделимое. Причем так думают даже некоторые инструкторы, обучающие людей. Это большое заблуждение сильно тормозит процесс постановки нужных навыков и закрывает возможность перейти от примитивных способов взаимодействия с партнером или с соперником к более разносторонним, гармоничным и эффективным.

Понятно, что процесс построения движения подчиняется закону  «обратной связи», на котором построена кибернетика: мы можем управлять каким либо процессом, если своевременно получаем адекватную информацию обо всех аспектах процесса.   В общем случае в управляемом (координированном) движении имеется поток информации снаружи вовнутрь, процесс обработки полученной информации на основании опыта, принятие решения и управляющие воздействия идущие от центра на периферию. Этот процесс подробно раскрыл П.К. Анохин в своей теории функциональных систем. (Правда, в этой теории «за кадром» остался немаловажный фактор: готовность системы к действию. В теории построения движения Н.А.Бернштейна этот фактор не только учтён, но и подробно рассмотрен — речь идёт о нервно-мышечном тонусе.)

Таким образом, от восприятия своего движения и движения партнера (соперника) будет зависеть и двигательный ответ.

Хорошей метафорой того, как мы воспринимаем движение может послужить пример картин азербайджанского художника Рашада Алакбарова, созданных игрой света и тени.

Также как тень мы воспринимаем в виде городского рельефа — монолитного и неделимого, так и движение часто воспринимается нами как нечто характеризующееся лишь внешними габаритно-скоростными качествами. Хотя на фотографиях видно, что тень получается вследствие прохождения света через разнородные предметы искусно расположенные художником в пространстве.

Подобно этому, движение имеет вложенную структуру, но, в отличие от приведённого примера,  оно строится по космическому принципу синархии (двойственной иерархии частных единств и частных множеств).  (В.Шмаков)

(Оставим читателю самим поразмышлять, что может символизировать  свет и стена).

Если мы не подозреваем о таком получении тени, то мы с ней ничего не можем сделать, кроме того чтобы прибавить или уменьшить освещенность или что-то сделать со стеной.  Аналогично с движением: «быстрее выше, сильнее» — это всё, что можно сделать, не понимая и не воспринимая структуру движения.

Для того чтобы действовать, надо воспринимать. Чтобы идти в глубину управления движением своим и партнера, необходимо развивать восприятие вложенных структур движения, направляя внимание именно на них. Чтобы это сделать нам приходится сначала отказываться от привычных способов восприятия: в первую очередь изменить способ смотрения, стать «как слепой» и перестать строить мир — перейти от представлений к восприятиям.

Только когда исчезает привычный способ восприятия, только тогда открываются новые воспринимающие возможности. Так у знаменитой Ванги открылся дар ясновидения лишь после того, как она лишилась обычного зрения. Лишать зрения никого не надо — можно использовать иные более гуманные методы. А затем можно научиться совмещать разные способы восприятия.

Другой пример: пустая лодка, плывущая по реке. Глядя на неё, мы говорим: лодка плывет. Кто знает, может сказать: течение реки несёт лодку. А кто знает ещё больше, скажет: гравитация вызывает течение реки, которое несет лодку.  Т.е. видимое движение есть следствие глубинной причины, которая сама также есть следствие и одновременно причина и т.д. до некоторого предела (Великий Предел). Так проявляется принцип опорности — один из принципов мира пространства и времени. (А.Кабанов)

Таким образом, воздействуя на причину, мы получаем нужное действие. Чтобы действовать, нужно воспринимать. Чтобы воспринимать глубинные структуры движения, необходимо уметь направлять на них внимание, а чтобы направить на них внимание, необходимо их чувствовать. Заколдованный круг получается. Нам надо этот круг превратить в углубляющуюся спираль. Используя уже наличные воспринимающие способности, которые по природе есть у каждого человека, мы путём изменения формы и фокуса внимания можем лучше чувствовать те ощущения, которые характерны для соответствующих структур движения. Усиленные ощущения лучше привлекают внимание, а где внимание — там энергия. (Помним, что энергия есть возможность и готовность совершить работу). Далее процесс зацикливается: ощущения привлекают внимание, внимание привлекает энергию, ток энергии вызывает ощущения и т.д.

Ссылки:
1. В. Шмаков. Закон синархии и учение о двойственной иерархии монад и множеств. К.: «София», 1994г.

2. А. Вовк «Консультирование как преобразующее взаимодействие».

3. А. Кабанов «Опорность как принцип развития координации движения» Теория и практика физической культуры» №9 2002г.